00:43 

Теория Хаоса часть 2

*Konohomaru*
Название: Теория Хаоса
Автор: рии-но-аме
Перевод: Конохамару
Рейтинг: пж
Жанр: экшн, романтика, хоррор, всего по чуть-чуть
Ворнинги: внимание! ------ ER


Глава 2. Уйти и остаться

Рикичи не находил себе места.
Его, с самого начала, не должно было быть здесь. Где угодно, только не тут. Он как раз шел домой после тяжелого трудового дня, уже стемнело, невероятно хотелось спать, но тут неожиданная вспышка реяцу остановила его. Реяцу шинигами, которого он ценил и уважал больше всех вместе взятых.
Абарая-фукутайчо. «Ренджи».
Того, кто был к нему так добр. Никто так не поддерживал его, как это удавалось ему. Никто не трепал по голове, не улыбался. Нет, Рикичи очень гордился отрядом и всеми силами пытался добиться похвалы бесстрастного Кучики-тайчо, но… Ренджи был другим. Из-за него отряд стал для Рикичи домом.
Офицер почувствовал вибрацию воздуха, что заставило его вздрогнуть и выжидающе замереть. Ренджи был где-то недалеко, его реяцу просто полыхала – он был готов к бою.
«Что случилось?»
В Сейретее после предательства Айзена было тихо, хотя все понимали, что война неизбежна. Рикичи был рад этому временному спокойствию, рад, что капитан и лейтенант перестали цапаться посреди белого дня, рад, что расположение отряда отстроили. Все благодаря Ренджи и его друзьям. Как же ему хотелось быть с ними наравне.
Внезапно отпущенная реяцу отбросила мальчишку к стене. Дрожа, он попытался распрямиться возле стены одного из бараков. Но невероятная реяцу давила с такой силой, что кости просто выламывало, а глаза непрерывно слезились, он попытался хотя бы шевельнуться, но ничего не вышло. «Кучики-тайчо?». Ему доводилось чувствовать отпущенное реяцу капитана всего пару раз. Его сила поражала, неудивительно, что многие преклонялись перед мощью капитана Шестого.
К счастью, капитан уже через секунду приглушил духовную силу и Рикичи удалось разглядеть статную фигуру в черном шикахушо и, блеснувшее в лунном свете, украшение в волосах. Еще секунда и капитан исчез. «Как быстро! Абарай-фукутайчо тоже должен быть где-то рядом, раз произошло что-то из ряда вон выходящее».
Догадка оказалась верной. Знакомое реяцу стремительно приближалось. Лейтенант шел в шунпо немного позади капитана. «Что произошло? Куда они?». Офицер решил последовать за ними. Если бы на тот момент его кто-нибудь спросил «зачем?» - он не смог бы ответить. У Рикичи не было шикая, не говоря уже о банкае. Он прекрасно понимал, что не сможет ничем помочь в бою, более того будет путаться у руководства под ногами, но…
Желание увидеть своего кумира в бою пересилило все разумные доводы. Тем более если произойдет что-либо непредвиденное, он сможет вызвать Четвертый отряд или отправить важное сообщение. Хотя, если опять же начистоту – просто хотелось увидеть банкай Ренджи. На бегу, мальчишка коснулся одной из татуировок у себя на лбу. «Я стану таким же, как и ты, Ренджи!».
Рикичи не был дураком. Он сразу заметил, что после возвращения из Хуэко Мундо, лейтенант стал… другим. Во взгляде и улыбке скользила тоска, а хорошее настроение было показным. Рикичи не раз замечал, заходя в офис отряда по какому-то вопросу или с просьбой, что Абарай-фукутайчо невидяще смотрит в окно, не замечая ничего вокруг. Когда он замечал присутствие Рикичи, то постоянно отшучивался и улыбался, но офицер понимал, что это маска, под которой скрывали страх и боль.
В последнее время, правда, что-то изменилось. Настроение у Ренджи неуклонно улучшалось, улыбка стала более искренней. По какой причине – непонятно. Это еще предстояло выяснить. Быть может, лейтенанту стоило сказать, что он не один и всегда может на него рассчитывать?
Мальчишка перешел на бег, сожалея, что еще не овладел шунпо. Воздух вокруг него сгустился, он уже близко. Рикичи не заметил проскользнувшую рядом реяцу. «Я иду, Ренджи». И не заметил когтистую лапу, метнувшуюся в его сторону с невообразимой скоростью.
***
Пробираться окольными путями было адски неудобно.
Ренджи смачно выругался про себя, ему пришлось преодолеть большее расстояние, чем капитану. Вряд ли Бьякуя обрадуется, если кто-то заметит лейтенанта выходящего из поместья вслед за хозяином. Как ни крути, теперь им придется скрываться от окружающих.
«Ну же, Рукия, замри!». Ренджи нахмурился, когда девушка вновь сменила направление движения. «Да что же ты делаешь?».
Впереди полыхала реяцу Бьякуи, Ренджи от этого аж в дрожь бросило. «Мне лучше поспешить», - уныло подумал лейтенант, - «иначе он там все разнесет до моего прихода».
Теперь он убьет, кого угодно за Рукию и сам умрет за нее. Это многое значило для Ренджи. Капитан поменялся в тот момент, когда закрыл собой Рукию от смертельного удара Шинсо. Лейтенант тогда не отходил от Бьякуи, когда тот был в расположении Четвертого. Именно тогда Ренджи увидел своего капитана таким расслабленным, уязвимым, печальным… Видимо это был тот самый поворотный момент, когда навязчивая идея превосходства переросла в желание всегда быть рядом, защитить и… во многое другое. «Кучики Бьякуя – ты стал мне дороже, чем я мог себе представить».
Ренджи мотнул головой, отгоняя навязчивые воспоминания. Он почти догнал Бьякую, белоснежный шарф развевался по ветру, Сенбонзакура была уже у того в руках. Реяцу Рукии вспыхнула где-то неподалеку.
- Нии-сама! Нии-сама!!!
Рукия редко звала брата, точнее, она почти никогда его не звала. Девушка очень ценила свою гордость, даже оказавшись в беде, она, как и любой шинигами, не стала бы просить о помощи. Значит, случилось что-то действительно серьезное. Ренджи стиснул рукоять Забимару.
Но, прежде чем догнать капитана, лейтенант услышал рев, от которого кровь застыла в жилах, а по спине прошел холодок.
«А Пустые что здесь забыли?!».
Впереди перед Бьякуей возникла группа Пустых и он отступил на два шага, чтобы активировать шикай. Ренджи нахмурился, тратить время на такое – непозволительно.
- Эй, тайчо! – Ренджи направил Забимару вперед, клыкастая цепь обогнула капитана по дуге, отправляя Пустых в небытие. Бьякуя вопросительно обернулся через плечо, в глазах застыл немой вопрос. Ренджи ухмыльнулся. – Я разберусь с ними! Найдите Рукию.
Бьякуя благодарно кивнул и тут же ушел в шунпо. «А мы с вами – хорошая команда, капитан». Перед лейтенантом появились новые Пустые и он легко их уничтожил очередным броском шикая. «Вот их я убиваю не задумываясь. Эти Пустые совсем не похожи на Нэлл, Гриммджоу или Ичиго, они как роботы – видят жертву и бросаются на нее». Ренджи выбрал удобный ритм и, через минуту, стало даже скучно.
«Рукия могла бы легко их всех убить. Да она сама замочила одного из Эспады. Что могло ее так напугать…» - Ренджи попытался разглядеть фигуру капитана, но тщетно. – «Что за херня тут творится?».
***
Крики оборвались.
Бьякуя остановился на крыше лаборатории Двенадцатого отряда и огляделся по сторонам. Здания мрачно чернели в лунном свете, вокруг стояла гробовая тишина. Если бы не дрожащая реяцу Рукии и отголоски сражения лейтенанта с Пустыми, то можно было сказать, что ничего не произошло. Внезапная тишина насторожила.
Он прищурился, его сестра лежала, свернувшись клубочком на земле, сбоку от дорожки и тяжело дышала. Мгновения хватило, чтобы он оказался рядом с ней на коленях, вложив Сенбонзакуру в ножны.
- Рукия, - он бегло осмотрел девушку. Несмотря на то, что видимых ран не было, она была на грани потери сознания. – Что случилось?
- Нии… сама, - одной рукой она крепко держала Соде-но-Шираюки, второй пыталась оттолкнуться от земли, чтобы сесть. После пары безуспешных попыток, она вцепилась в рукав шикахушо брата. – Нии-сама, я…
- Тише, лежи, - приказал он, стараясь, чтобы голос не дрогнул и не выдал его волнения. – Ты, скорее всего, ранена.
- Нии-сама… Ичиго, - пальцы заметно дрожали, - вы должны… идти…
- Куросаки Ичиго? – Бьякуя моргнул. «Он что здесь? Это что, он сделал? Это значит, что мальчишка в форме Пустого?». Злость захлестнула с головой. «Я сотру его в порошок!».
Рукия попыталась что-то ответить, но закашлялась, а потом застонала от боли. Бьякуя легко поднял ее на руки. «Я пообещал Хисане защищать тебя. Я – плохой брат. У меня это отвратительно получается. Но я буду стараться, я стану лучше. Обещаю». Нужно было отнести Рукию в Четвертый отряд, а потом уже разбираться в произошедшем.
Сзади раздалось подозрительное шипение. Капитан обернулся. Резкое шунпо в сторону помогло ему избежать удара золотого лезвия на длинном шнуре.
- Вам говорили, что брать чужое нехорошо, Кучики-тайчо, - раздался скрипучий голос и Куротсучи Маюри вышел из тени. Тон капитана Двенадцатого был до предела натянут, он был явно разочарован осечкой.
Бьякуя молча наблюдал, как тот вкладывает лезвие обратно в ухо. Рукия заворочалась у него на руках. Он знал, что тон был чересчур резким, но он ответил вопросом:
- Вы виновны в случившемся с моей сестрой?
- Да, - хищно улыбнулся Маюри, немного отшатнувшись то ли от убийственного взгляда Бьякуи то ли от резкой вспышки его реяцу. – Она мешала мне ловить кое-какие важные образцы. Отойдете, Кучики-тайчо, пожалуйста».
- Образцы? – выгнул бровь капитан Шестого. «Ты не имел права поднимать оружие против нее. Простив моей гордости».
- Ну, не нервничайте вы так, - демонстративно махнул Маюри в сторону Рукии. – С ней и так все в порядке, это всего лишь побочный эффект. Теперь, в сторону, я сказал.
- Нет.
Слово упало могильной плитой в тишине. Маюри задумчиво склонил голову, словно оценивая Кучики, затем наклонился замерев всего в нескольких сантиметрах от его лица, острый ноготь уперся в грудь в вырезе косоде.
- Вы тоже – неплохой образец, Кучики-тайчо, - по накрашенным губам скользнула хищная ухмылка. – Приходите ко мне в лабораторию.
- Руки прочь.
«Или останешься без них».
- Знаете, вы невыносимо высокомерны, - поцокал языком Маюри, отстраняясь. – У меня нет времени играть с вами. Мне нужен мой образец.
Бьякуя отступил на шаг назад и аккуратно опустил Рукию на траву. «Я быстро, Рукия, я обещаю». Сенбонзакура сверкнула лезвием.
- Куротсучи Маюри, вы перешли все допустимые границы, - холодно произнес Кучики. «В отношении меня, Ренджи и всего Сейретея». – Если вам нужен ваш «образец», то можете его забрать, но только через мой труп.
- Избавьте меня от вашего пафоса, Кучики-тайчо, - открыто издевался Маюри. – У меня вполне конкретное задание от Ямамото-сотайчо. Девушка всего лишь встала у меня на пути, пришлось опробовать на ней один безобидный препарат. Если у вас какие-то претензии, милости прошу к главнокомандующему.
Заметив, как Бьякуя нахмурился при упоминании имени Ямамото, ученый усмехнулся.
- Хотя, мне кажется, он вас и слушать не станет, после вашей выходки. А сами вы как считаете?
- Что тут за хрень творится? – Ренджи спрыгнул на землю рядом с Бьякуей. Шикай, все еще, был активирован, брови лейтенанта почти сошлись на переносице, темные глаза сузились, когда он увидел фигуру Рукии на земле и ухмыляющегося капитана Двенадцатого. – Это из-за тебя тут столько Пустых?
- Сомневаюсь, - пожал плечами ученый, осматривая лейтенанта с ног до головы. – Что-то ты стал мне хамить в последнее время, Абарай-фукутайчо. Не забывай – я спас тебя в Хуэко Мундо.
- Конечно, предварительно не забыв отравить! – сквозь зубы процедил Ренджи.
- Абарай-фукутайчо, - спокойно отметил Бьякуя, подняв руку, - успокойтесь.
Лейтенант глубоко вздохнул и отступил на пару шагов. Кучики испытал своего рода облегчение. «Правильно, не лезь, Ренджи, иначе - ты не жилец».
- Ками-сама, вы понимаете друг друга с полуслова, - ухмыльнулся Маюри, сверкнув золотом глаз, - это так трогательно!
Осведомленность в глазах ученого заставила желудок Бьякуи подступить к горлу, хоть это никоим образом не отразилось на спокойном лице. Куротсучи демонстративно поклонился обоим:
- Теперь, прошу меня извинить, Кучики-тайчо, Абарай-фукутайчо. Раз мне здесь делать больше нечего – я пошел ловить свой сбежавший образец.
До того, как оба успели хоть что-то сказать, капитан Двенадцатого ушел в шунпо. Бьякуя стиснул зубы, отчаянно борясь с желанием последовать за ним. Он медленно повернулся, лейтенант сидел на земле рядом с сестрой.
- Эй, Рукия, - слегка потормошил он ее за плечо, беспокоясь, что та никак на это не реагировала.
- Она без сознания, - отозвался Бьякуя, приседая рядом и осторожно беря девушку на руки. – Я отнесу ее в Четвертый.
- Что случилось? – нахмурился Ренджи, вставая на ноги следом.
- Я не совсем уверен, - Бьякуя отвернулся, сделав несколько шагов, потом словно опомнившись, добавил, - Ренджи…
Капитан чувствовал прожигающий взгляд лейтенанта у себя на спине. Кажется, это не тот случай, когда стоило ходить вокруг да около.
- Куросаки Ичиго здесь, - глаза Ренджи удивленно распахнулись. Бьякуя закусил губу, зная, что перед мысленным взором лейтенанта сейчас промелькнули ужасающие картины Хуэко Мундо, но он так и не обернулся, чтобы тот не заметил застывшее в его глазах волнение. - Будь осторожен. А еще лучше – пойди домой, отдохни и выспись. Возможно, уже завтра придется обнажить клинки.
Оглянувшись через плечо, капитан заметил, как пораженный лейтенант молча кивнул. Бьякуя прижал Рукию к себе еще крепче и ушел в шунпо. Мысль о Куросаки и Куроцучи преследовала его всю дорогу до Четвертого отряда. Видимо, стоит вернуться, найти Ренджи и переговорить с ним еще раз.
***
Рикичи взвыл.
Было больно. Слезы заструились по щекам, когда он вновь пополз вперед, оставляя на земле кровавый след. Он не знал, сколько он тут уже лежит, сколько длилось само сражение и кто в нем участвовал . «Я все пропустил». Где-то впереди смутно замаячила знакомая реяцу.
- Рен…
Он хотел закричать, но крик вышел безмолвным. Вверху по крыше медленно брел лейтенант. Ветер трепал огненные волосы. Рикичи уже хотел взвыть, но вложил все оставшиеся силы в отчаянное:
- Ренджи…
Он знал, что его реяцу настолько слаба, что лейтенант его и не заметит. Но тот остановился, выругался, спрыгнул к офицеру и перевернул его на спину.
- Рикичи? Рикичи! – лейтенант приподнял его к себе на колени, отчаянно зовя и встряхивая за плечо.
Офицер не почувствовал даже и укола совести, откинул голову на широкую грудь лейтенанта. Отсюда был виден лежащий на земле Забимару, в глазах Рикичи застыло благоговение. «Как красиво». Ренджи обеспокоенно смотрел на него, потом понял, что тот ничего не скажет и бегло осмотрел его. Темные глаза немного расширились, когда он увидел рану. «Нет, не смотри на меня так! Я пришел помочь, а не мешать». Рикичи поднял дрожащую руку и коснулся алых волос.
Он многое хотел бы сказать, губы двигались, но с них не сорвалось ни слова. «Я даже не видел Пустой это или шинигами, так быстро оно двигалось. Было больно. Мне жаль. Я слабак, но мне так хотелось увидеть этот бой. Вы были так печальны в последнее время, Абарай-фукутайчо, мне очень хотелось вас поддержать…».
Рикичи прижался к лейтенанту, чувствуя как тот приобнял его рукой. Рядом с Ренджи он чувствовал себя ребенком. «Как же я хочу быть таким же сильным, как и вы…». Офицер дернулся, пытаясь приподняться.
- Не двигайся.
Голос был спокойным и мягким, но это не голос Ренджи. Рикичи с трудом разлепил глаза, чтобы тут же вздрогнуть. Рядом с ним стоял, смотря на него сверху вниз – Кучики-тайчо! Он даже не почувствовал реяцу капитана. Мальчик попытался что-то сказать, но у него ничего не вышло.
- Молчи, - мягко сказал капитан. – Держись. Абарай-фукутайчо рядом. Я тоже.
Ренджи и, правда, не отпускал его, а Кучики-тайчо стоял рядом, с нечитаемым выражением на лице. Лейтенант выглядел усталым. Грустным и усталым. Глаза Рикичи закрылись. Руководство помолчало немного, потом Ренджи тихо прошептал:
- Эта рана, Бьякуя, она похожа на ту, что мне…
- Да, - перебил его капитан, негромко добавив. – Я знаю.
Ренджи внимательно посмотрел на офицера, он почувствовал это даже с закрытыми глазами. Хмыкнул. «Не грусти, Ренджи. Я не хочу, чтобы ты грустил. Я тоже не буду раскисать. Мне почти не больно. Нет, вообще не больно». Мальчишка попытался улыбнуться.
- Отдыхай, Рикичи, - тихо сказал Кучики-тайчо. Он был серьезен как никогда, но взгляд… был таким теплым. Рикичи дернулся в его сторону, хотя очень сомневался, что имеет право притронуться к капитану. «Это честь служить в вашем отряде, тайчо».
И капитан присел рядом с ними. Взял его за руку. Рикичи почувствовал облегчение. Сквозь полуприкрытые веки, он увидел, что другой рукой капитан опирался на плечо Ренджи. Рикичи отстраненно смотрел на то, как Кучики-тайчо успокаивающе поглаживал ключицу лейтенанта в вырезе косодэ.
Ох.
Вот теперь он все понял. И смысл прикосновения, и перепады настроения Ренджи, и грусть в его глазах. Рикичи все понял и, неожиданно для себя обрадовался, что Ренджи теперь не один.
Рука безвольно расслабилась.
Офицер дернул уголком губ, смотря из-под ресниц на алые волосы, черные полосы татуировок. «Я так рад. Рад, что мне довелось служить вместе с вами…»
Нахлынувшая темнота была похожа на сладкий сон.


@темы: РеноБяки, переводы

URL
   

Грань

главная